Скалолазание в Египте, февраль 2019

В феврале мы побывали в Египте и за неделю увидели и успели так много всего, что оставшиеся два дня, которые нам достались в подарок от туристической компании (потому что наш рейс был отложен аж на два дня!), мы просто не знали, чем наполнить. Они ушли на то, чтобы еще раз заняться этим восхитительным красноморским снорклингом и принять факт: Египет для нас закончился!

А началось все 19 февраля, после бессонной ночи и быстрых суетливых сборов. В 11 утра мы уже наблюдали из окна такси, как замелькал наш город в островах кислого снега, теплеющий и почти весенний, влажный, а скоро был вокзал, поезд и долгий путь, хотелось есть, спать и ни о чем не думать. Так надоел холод, и не терпелось уже оказаться в Египте, погреться на солнышке и увидеть яркие теплые краски мира.

В аэропорту заморили голод сосиской в тесте, затем посадка, два ночи, в иллюминаторе чернота, спать хочется, но удобное положение не найти.

Зато наутро уже выходим в Шарм-эль-Шейхе, и – пальмы, краски, мягкий рассвет цвета красного песка, смертельная усталость, поселение в отеле и отдых в номере со старой мебелью и обшарпанным видом, но со всем необходимым: кровати, чистая постель, теплая вода, питьевая в бутылках, право на надежду, пальмы и голубое небо за большой стеклянной дверью (за красивый вид из окна пришлось доплатить, иначе созерцали бы стройку). Только холодно очень.

             

             

Скоро мы выплыли прогуляться и все рассмотреть, сонные марсиане, не вполне понимая, насколько пальмы, и лето, и море реальны.

До вечера мы бродили, успели сгореть на солнце, ужинали, договорились о такси до Дахаба, чтобы ехать на скалы в Вади Кунай, а затем как убитые спали всю ночь.

21 февраля утром нас подхватил автобус до Дахаба, на котором мы доехали до какой-то окраины Дахаба, проехав мимо необходимого нам места высадки. Доказать что-либо арабам – мол, мы договаривались иначе – было невозможно, так что возникла необходимость брать такси и возвращаться. Мы нашли бывалый джип, весь битый и шаткий, но все еще крепкий, на котором нас довезли наконец до нужного места, где нас ждал друг.

Мы взяли номер телефона водителя, потому что нам предстояло еще добраться до каньона Вади Кунай, и затем оказались в красочном дастархане «Немо» и заказали чай с восточными сладостями.

             

Вскоре мы уже звонили давешнему водителю и шли на то место, где расстались с ним: он согласился доставить нас в каньон за умеренную плату. Прождав его уже около пяти минут и опасаясь, как бы он нас не подвел – кто знает, что в голове у этих людей? – мы стали расспрашивать другого водителя о цене и дороге. Это был старый бедуин в длинной белой одежде и с цепким взглядом. Он тоже был готов доставить нас на место, где мы намеревались скалолазить. Пока общались с ним, подъехал наш водитель, чей джип мне уже полюбился: в нем я чувствовала себя так, словно перепрыгнула из своей жизни в чужую, где возможны такие передвижения на расшатанном джипе без стекол сквозь горные пейзажи и под арабские песни по радио, которым довольно подпевал бедуин-водитель.

Как только мы двинулись в сторону джипа, старик схватился за дверцу со стороны водителя и стал возмущенно тараторить на арабском – он не желал мириться с потерей клиентов. Какое-то время – наверное, минут 10 – мы пытались уехать. Сначала наш водитель был вежлив, затем стал раздражаться. Пока мы были в машине и водитель заводил мотор, старик залез в наш джип на место рядом с водителем и продолжал частить на арабском поток возмущения. Наш друг достал 50 фунтов, потрясая ими перед глазами жадных до денег арабов, и со словами «я ему заплачу» начал протягивать деньги старику. Старик приготовился ухватить купюру, одобрительно кивая, однако мы, как и водитель, запротестовали: «No money! Не нужно ему ничего давать!» Однако старик уже увидел деньги и мысленно положил их в свой карман! Жестами он показывал: да, давай деньги, все правильно!

Тогда мы сделали обманный маневр: подмигнув водителю, стали вылезать из машины, делая вид, что уходим. Старик довольно закивал, вылез, и мы залезли назад. Но как только водитель завел мотор, вредный старик шустро залез снова в джип и уселся! Тогда мы все же вылезли и пошли вдоль дороги. Немного потолкавшись с активным жадным стариком, наш Ахмед-Мухамед подъехал к нам, мы шустро сели, и автомобиль тронулся.

Осознав, что его обвели вокруг пальца, старик стал преследовать джип, щемить его к обочине, создавать аварийную обстановку, чтобы остановить и добиться своей цели. Было ясно, что без добычи он не собирается оставить нас в покое.

Это было настоящее ралли! С обгонами, подрезами, даже столкновениями! В один момент конфликтующие остановились и стали выяснять отношения, разговаривать, затем толкаться. Наш водитель вытащил у старика ключи и снова завел мотор своего джипа, однако старик имел запасные ключи (видать, были прецеденты!) и снова стал преследовать нас. Наш Ахмед, обходя авто старика, открыл свою дверцу и на скорости хлопнул по машине деда. Тот догонял, обстановка накалялась. Наш водитель снова взял разгон – толкнуть старика. Я то смеялась, то опасливо приседала на дно джипа, когда мой спутник наконец сказал «хватит», а наш друг отдал водителю 50 фунтов и сказал «дай ему», на что никто уже не возражал.

Остановившись на очередном перекрытом стариком участке, Ахмед вышел и, закрыв нам спиной обзор, стал сувать старику купюру – судя по агрессивным протестам, гораздо меньшего достоинства, чем получил. Преследование продолжилось, и мы уже хотели найти другое такси, когда Ахмед кинул через окно ключи старика, и тот, ползая под машиной в попытке их найти, отстал наконец.

Мы продолжили путь по скалистой местности в подпрыгивающем джипе. Вокруг охряные скалы, то с желтым, то с красным отливом. Мы оказались в каньоне, но никак не могли найти скалы с маршрутами, никаких шлямбуров нигде, скалолазов тоже. Мы вышли из машины, словно в открытый космос, так пустынно, ветрено, пыльно и каменно было кругом! Решили осмотреться и поискать пробитые маршруты. 

             

На счастье, с той же целью, что и мы, и в том же направлении ехали ребята из Англии, которые ныне проживали в Египте. Оказалось, они часто приезжают в Вади Кунай поскалолазить, и сориентировали нас, где находятся маршруты.

             

Далее было 4 часа лазания по скалам, где снова страх накатывал так неотвратимо, и никакого доверия с моей стороны не было забитому в скалу кусочку железа, поясу страховки вокруг собственной талии, веревке и всему тому, что призвано было удержать меня в двадцати-тридцати метрах над землей, усыпанной булыжниками.

             

Но все, как обычно, было хорошо, и, подзамявшись в некоторых непроходимых, гладких и нависающих надо мной местах, я все же преодолевала, справлялась, оказывалась на самом верху, дотрагивалась до станции.

             

Через четыре часа мы устали, собрали вещи, съели маленькую дыньку, прихваченную из столовой, и пошли по направлению, откуда должна была прибыть машина за нами.

Скоро показался джип. Водитель был не один, а с другом. На своем малопонятном английском он стал нам рассказывать о том, что мы можем выпить чаю с его другом. Мы устали и мечтали как можно скорее попасть в отель – а добираться предстояло 100 км, поэтому чаю мы совершенно не хотели. Но потом мы решили, что, возможно, нарушили чьи-то планы (арабы почти совершенно не говорят ни на каком языке, кроме арабского! Общий язык найти ой как трудно!), и сказали, что водитель может отвезти своего друга, куда тому надо, если это быстро. Нам пообещали полчаса потерянного времени, и мы согласились.

Как оказалось, мы не поняли бедуинов. Нас вернули на то место, где мы только что скалолазили. Арабы вынесли ветки, тесто в миске, развели костер и стали суетиться с приготовлениями.

             

Расстелили коврик, поставили маленькие стаканчики, заварили жутко пересладкий чай, на костер положили своеобразную сковородку – просто железный круг без бортов, с ручкой. На него выложили тесто и посыпали его сверху углями. Таким образом они выпекали свое угощение. Хлеб (скорее всего пита) получился очень даже вкусным и порадовал нас, несмотря на то что приготовление исключало гигиену: сверху по нему водили руками, стряхивали и размазывали пепел оба бедуина.

             

Выглядело все очень необычно! Среди охряных скал два бедуина в длинных одеждах разводят костер и почти ритуально пекут эту странную лепешку. Было чувство некоторой иллюзорности всего происходящего. Мы были сопричастны их традициям, и это был славный опыт.

Наконец чай был выпит, хлеб съеден, и мы отправились в обратный путь.

22 февраля

Новый день решили посвятить отдыху и прогулке по старому городу. С утра йога для «телепузиков» с аниматорами, потом прогулка на безветренный пляж, потому что на нашем ветер не давал расслабиться и морозил так, что даже загорать было немыслимо, а уж купаться и вовсе не хотелось. Справа по берегу от нашего Cyrene Island Hotel – еще ряд отелей (Sensatori, Baron resort), где нет ветра. Мы остановились там, где висели гамаки напротив пятизвездочного отеля, и стали здесь загорать – наконец почувствовали лето, солнце и жару! Но купаться по-прежнему было холодно.

Назагоравшись досыта, навалявшись в плетеных гамаках и после фотосессии пошли на обед – и друга нашего с собой захватили.

Затем была поездка в Шарм-Эль-Шейх.

           

Самым ярким для меня впечатлением была мечеть – туда я смогла проникнуть, только облачившись в малиновый хиджаб («костюмы» выдают свободно всем желающим) и разувшись.

Таким образом я прямо-таки вжилась в роль и максимально соприкоснулась с этой необычной культурой. Иду в хиджабе, ступая босыми ногами по прохладному полу этого необычнейшего резного здания. Ощущения потрясающие! Эстетическое наслаждение и иллюзорное переживание, словно ты жил еще когда-то на этой земле в других местах и телах и бывал в подобных местах.

Долго мы бродили по улочкам старого города. Арабы неустанно призывали что-то купить или отведать. Мы побывали в рыбном ресторанчике и ели огроменных креветок и кальмаров, в косметических магазинах накупили много всяческих кремов-масок, попробовали фреш из манго, изрядно сдобренный сахаром, а наш друг купил кому-то в подарок маленький бубен, и все как один арабы выхватывали его, звенели и посмеивались.

Возвращались поздно, усталые и удовлетворенные днем – завтра предстоял ранний подъем и заказанная дайвинг-экскурсия.

23 февраля

Наутро после завтрака мы погрузились в микроавтобус, который отвез нас к месту начала экскурсии. Впервые я оказалась на яхте. Это было потрясающее удовольствие! Эту экскурсию мы купили у Вовы Борода. Все думали, будто существует такой человек, однако выяснилось, что их несколько, этих Вов, а точнее, не существует никакого Вовы Борода – это лишь название фирмы. А мы то каждый раз, приходя, интересовались: «Это ты Вова Борода? Нет? Так ты его брат? А где же Вова?» Так вот, этот Вова Борода, кто бы его ни воплощал в данный конкретный миг, создает у тебя искреннюю уверенность, будто ты самый лучший его друг и брат и только тебе он продает экскурсии по мизерной, прямо-таки даровой цене. Дайвинг обошелся нам в 65$. Однако позже, в результате общения с нашими бывалыми туристами, выяснилось, что продавал нам Вова Борода свои блага втридорога. Так что дружба с арабами дорогого стоит.

На яхте арабы тоже были очень дружелюбны и позитивны – до тех пор, пока мы не отказались покупать фотографии за 15$. Мы и сами не заметили, как нас ненавязчиво и умело втянули в фотосессию. «Можно пройти туда, на нос корабля?» – «Конечно! Я вас проведу». И – щелк, щелк! Встаньте так, встаньте сяк, посмотрите туда… А в конце: «Идите смотреть фото». – «Мы не брали денег». – «Я работать, фотографировать! Почему сразу не сказал, что не надо фото?» В общем, подпортили впечатления.

Но до этого недоразумения были белые мягкие сиденья на яхте и вид на бирюзовое Красное море, затем погружение под воду в гидрокостюме и с аквалангом, за руку с инструктором, восторг от всех этих рыб и кораллов, которые, говорят, так потрясающе красивы только в Красном море. Наслаждаться мешало лишь мое разболевшееся ухо, которое начало мучить еще в самолете.

Я так замерзла за 20 минут под водой, что снорклинг меня уже не соблазнил – я отогревалась в куртке и с горячим чаем.

Затем был вкуснейший обед, большой выбор, как в отеле, только еда была вкуснее. Я выбрала вкусный рис и много салатиков.

Причалили с чувством полноценно проведенного времени, наполненные морем до краев. Я снова в этот день преодолела свой страх – ибо в первую секунду дышания через трубку под водой накрыла паника. Потом пришло доверие, и все оказалось легко и безопасно. Я видела мурену, свернувшуюся в камнях, – очень угрожающее зрелище.

А вечером за вином мы уже строили планы на ближайшие дни.

24 февраля

Утром нас подобрал экскурсионный автобус (как позже выяснилось, мы заплатили цену экскурсии, хотя на ней не были – только доехали автобусом до Дахаба, – а потом нас захватили на обратном пути).

От Дахаба до Вади Кунай нас снова вез знакомый уже нам водитель джипа, оставил нас там на 4 часа и уехал, чтобы позже вернуться за нами.

Полезли маршрут 6А+. Мне было трудно: стена совершенно гладкая, и, как и каждый раз на высоте, я панически боялась сорваться, не доверяя страховке, карабинам, шлямбурам и всему тому, от чего зависела моя жизнь. И выполняла новое задание: специально сорваться на середине маршрута, ибо я боялась отпускать руки раньше, чем доберусь до станции, даже если руки вспотели, дрожат и соскальзывают. Только тогда я расслабилась хотя бы немного и стала думать о том, как правильно ставить ноги и цепляться за скалу, как прижиматься телом и переступать ногами, а не цепляться намертво руками в зацепы, которые могут быть весьма условными.

Странным казалось то, что существует возможность пролезть там, где скала нависает над тобой, там, где нет совершенно никаких зацеп, там, где по всем законам физики, казалось бы, невозможно пролезть. Это наводило на мысли о сверхспособностях и невидимых защитниках. А еще с нижней страховкой карабкаться гораздо труднее, чем с верхней, хотя делаешь то же самое! А все пресловутое бревно, которое может лежать на земле, а может висеть над пропастью.

             

За три с половиной часа мы налазились вволю и отправились навстречу водителю. Вскоре он нас подхватил и отвез к автобусу. На автобусе мы отправились в сторону отеля. По дороге пришлось заехать в какой-то каньон вместе с экскурсантами – это был последний пункт их экскурсии. Там мы увидели, за что люди платят деньги: скалы, трещины, выйдите тут, поднимитесь тут, сфотографируйтесь, а теперь для вас чай…

На чай мы не пошли, зато нашли квадроцикл и устроили себе фотосессию на нем.

             

В автобусе мы разговорились с попутчиками, это была семья – мама, папа, дочь; родители наши ровесники. Они четвертый месяц жили в Египте и рассказали нам много интересного об обычаях, арабах, их уловках для туристов. Оказалось, что они снимают виллу недалеко от нас, и они пригласили нас на свой пляж – поплавать с масками, которые, как и кораллки, обещали нам одолжить. Так что программа на последний день отдыха вырисовывалась – снорклинг с новыми знакомыми.

25 февраля

В этот счастливый день, когда мы уже шли на безлюдный пляж в предвкушении снорклинга, нам пришло сообщение от нашего туроператора: «У меня для вас хорошая новость. Ваш рейс задерживается». В результате чего мы должны были вылететь уже не в 7 утра следующего дня (а выселиться в три ночи – этой последней сегодняшней ночи), а в 8 утра, только 28-го февраля! Таким образом мы получили в подарок еще два дополнительных дня!!! Без всяких доплат и условий! Словом, мы праздновали свою удачу!

В отличном настроении пришли мы на пляж, где нас ждали новые друзья. Встретили нас очень радушно, предложили кораллки и маски, а затем Витя поплыл с нами, чтобы показать, как правильно заходить и плыть, чтобы не пораниться о кораллы.

Это было мое путешествие в идеальный мир, настолько красивый, что с трудом верилось в реальность того, что открылось глазам и ощутилось всем телом. Подвижная прозрачно-стеклянная бирюза, бликующая всеми своими оттенками, подсвеченная солнечными лучами, встрепенувшаяся от наших движений миллионом воздушных разбегающихся пузырьков, а в этом фоне – окаменелые коралловые роскошества, то цвета слоновой кости, то сиреневые, то фиолетовые, то желтовато-зеленые, всех видов и форм, сплошным подводным узором вдоль всего края берега.

А меж кораллов – множество рыб, гуляющих стайками: сначала стайка серебристого, потом голубого, затем черно-желтая приплюснутая стайка, потом еще плоские ярко-желтые существа, а то вдруг одинокая гигантская рыба, с задумчивым взором, или спрятавшийся в кораллах большой толстяк, которого новый друг Витя прозвал Пупсиком. И все эти оттенки, формы, яркие цвета, погруженные в одну пластичную бирюзу, составляли нечто безупречно-прекрасное, в чистом виде красоту этого мира, и мы плыли все дальше, пока не замерзли вконец и не повернули к берегу.

Границ не знала наша благодарность друзьям, подарившим нам это прекрасное приключение!

На следующий день, 26 февраля, мы снова занимались снорклингом – кто раз попробует, уже не сможет отказаться окунуться в это снова! В целом, эти два дополнительных дня помогли нам наесться Египтом и подготовиться морально к тому, что пора домой. Да и, в общем-то, домой уже и хотелось – здесь не ощущалось свободы: пляжи закрываются в пять вечера, и вечернее море с бокалом вина посозерцать, как мы любим, не получалось. Приставучие торгаши-всем-на-свете арабы не давали расслабиться ни на минуту, даже пройтись по аллее ты не можешь – каждые три минуты тебе сигналят желающие подвезти, – а еда «все включено» в наших четырех звездах отдавала пластиком и химобработкой – так хотелось мне хотя бы родного хлебушка!

А вот спалось мне здесь как-то очень сладко, и пение муэдзина с рассветом – как колыбельная для самого нежного сна! В первый день мне даже почудилось, что это мне снится какой-то красивый сон.

В последний день отдыха, 27 февраля, утро было пасмурное и прохладное. Мысль о «своем пляже» не вызывала ажиотажа. Эти аниматоры, поневоле желающие твоего внимания, эти планированные танцы-зарядки, эти «телепузы», бар и его тусовка, оживленная торговля справа и вся эта суета, еще и в этот пасмурный день – бррр! Каждому свое, а мое настроение надо было подстраивать сегодня.

Мы купили клубники и не спеша дошли до того пляжа, где ныряли последние два дня. Мы уселись на останки кораллов и съели клубнику. Сейчас здесь был сезон клубники. Вскоре пришли и наши друзья, и снова мы занимались волшебным снорклингом, спасшим этот день. Снова подводное совершенство цвета и форм заворожило минут на 15, пока зубы не начали стучать от холода.

Это был день прощания и сборов. Ночи не будет – подъем в 4.30, а в 4.50 автобус в аэропорт.

Прощай, Cyrene Island Hotel, Шарм-Эль-Шейх, Египет!!! Говорят, никто не возвращается из путешествий таким, каким он был раньше. Так вот: спасибо за все новое в нас!!!