Клуб любителей экстрима «Путь»
  • альпинизм
  • скалолазание
  • трекинг
  • путешествия
Идем с нами! Viber+38 (099) 985 58 92; Skype: extrimal.77Обратная связь

Восхождение на Казбек. Сентябрь 2018

 

 

 

Восхождение на Казбек. Сентябрь 2018

Это было мое самое первое восхождение на большую гору. Тысяча вопросов накануне: хватит ли сил, учитывая то, что я не готовилась, не бегала и не занималась спортом, как я почувствую высоту, выдержу ли в тех условиях, которые меня ждут, смогу ли сохранять спокойствие и невозмутимость? Все это предстояло выяснить на месте – там, в горах. Восхождение на Казбек стало моим тестом на выносливость.

Но все началось с Батуми. Три дня курорта перед суровыми горами, чтобы согреться впрок, набраться сил, надышаться морем. В Батуми прилетели третьего сентября и попали в тропическое лето и ночной ливень. Пальмовая аллея вдоль берега моря, роскошные здания, как новые современные дворцы, всё в огнях, а вглубь города – пестрые старые дома, которые мы рассматривали поутру, и в каждом окне признаки домовитости грузинского народа, куча добра на балконах и гирлянды сохнущего белья между домами.

Пляж в Батуми на удивление чистый. Грузинская кухня позволяла наедаться впрок – рестораны и кафе здесь рай для любителей мяса и вина, хинкали есть во всех заведениях, а еще кебаб, хачапури и много чего вкусного.

Пятого сентября мы еще расслаблялись перед восхождением на Казбек, потому что наутро был запланирован автобус до Тбилиси. Лакомились чурчхелой, от которой у меня уже болел живот, съездили на пляж в Букнари, вечером снова гуляли по Батуми, угощались форелью, любовались музыкальным фонтаном и смотрели прогноз на Казбеке: он ставил под сомнение успех мероприятия, предсказывая беспрерывный дождь и снег.

Шестого сентября в старом микроавтобусе без удобств мы провели на заднем сиденье шесть часов пути по дороге в Тбилиси. Жара, духота. Тбилиси показался мне просторным, крупным, чем напомнил Будапешт. Тбилиси – город с широкой душой и красивейшей архитектурой, домами на скалах, обветшалыми душевными двориками и экспрессивными жителями, которые лихачат на дорогах и ездят по каким-то собственным правилам. Вообще грузины показались горделивыми, важными, даже официанты часто словно снисходят до тебя, когда подходят взять заказ. Очень понравились уличные музыканты, молодежь пела на грузинском современные песни, так красиво звучал язык!

День первый

Седьмого сентября наша группа из девяти человек во главе с гидом Алексеем Мацаком собралась в Тбилиси в комфортном микроавтобусе, который повез нас в поселок Казбеги. По дороге в супермаркете накупили продуктов на неделю. Ехали два с половиной часа, любуясь горными пейзажами, стадами баранов и коров, маленькими деревушками.

Приехали в Казбеги и сразу стали утепляться – горы теперь окружали со всех сторон, было холодно и начинал моросить дождь. Мы перебрались под крышу возле входа в местный Дворец культуры и под руководством гида продолжили сортировать вещи, чтобы взять с собой только самое необходимое. Зная неблагоприятный прогноз, спальники, палатки, одежду – все упаковывали в полиэтиленовые пакеты. Все, что может понадобиться срочно, складывали сверху, чтобы можно было быстро достать. Еду распределяли между всеми, чтобы каждый нес примерно одинаковый вес продовольствия.

К тому времени как мы подготовили снаряжение, нас уже дожидались два джипа. Оставив часть вещей в Казбеги, остальное мы распихали по багажникам, что не поместилось – на крыши внедорожников, сели в джипы «делика» и отправились к Троицкой церкви в Гергети, расположенной на высоте около двух тысяч метров. Дождь уверенно застучал в лобовое стекло.

Наверху было довольно много машин, и это придавало уверенности: раз не только мы не побоялись плохого прогноза, значит, восхождение на Казбек при таких условиях не казалось мне невозможным, значит, кто-то тоже решил попробовать. Пейзаж необычный, церковь виднеется вдали на пригорке, попадаешь после города и суеты на край мира, горные просторы, коровы бродят, чистый воздух. Ливень разошелся вовсю как раз к тому моменту, когда нам нужно было покидать джипы и ставить палатки, готовить еду. Ставили их под ливнем максимально быстро, гид помогал всем, кто не сразу разобрался с палаткой.

Чуть позже дождь немного утих, стало темно, и мы с налобными фонарями и в плащах пошли к церкви, возле которой есть источник, набрали воды. Назад возвращались под ливнем и кипятили чай. Кто-то выбрался из укрытия в поисках зажигалки, и мы попросили шоколадку – провизия была в разных палатках, кто-то хранил печенье, кто-то консервы, кто-то шоколад. Так что скоро под мокрым тентом показалась рука с шоколадкой, и чаепитие стало вдвое уютнее и веселее здесь, на краешке земли, под проливным дождем.

День второй

Утро восьмого сентября неожиданно порадовало ясным солнышком. Это было хорошей новостью, ведь прогноз не оставлял надежд на какие-либо окошки, только непрерывный обложной дождь ожидали мы еще вчера. На завтрак заварили кус-кус и открыли рыбные консервы, потом выпили чаю, я сходила к церкви за водой. При дневном свете рассмотрела церковь – строение очень старое, добротное, каменная кладка. Слышала звуки службы, но обилие запрещающих знаков остудило мой интерес к тому, что там внутри, к тому же нужно было торопиться со сборами, пока погода благоприятствовала пути: гид просил всех собираться максимально быстро.

Когда свернулись и начали подъем, было еще солнце, но уже стали появляться облака, тогда как с утра не было ни облачка на голубой глади. Скоро я убедилась в том, что любоваться пейзажами нет никакой возможности: как только отрываешь взгляд от земли – сбиваешься с ритма, меня даже немного шатало при таких попытках, потому что за спиной тяжелый рюкзак, и так просто было терять равновесие при неосторожных движениях. Поэтому осмотреться была возможность только во время отдыха.

Первый отдых гид объявил через 45 минут подъема, и только во время остановки я осознала, что очень устала. Мне было жарко, лицо раскраснелось, пульс участился. Кругом гуляли по горам тени от облаков, простор вокруг, широкий обзор горных изгибов и красот. Я разулась на траве, разгоряченная подъемом с рюкзаком. А через пятнадцать минут уже продолжили подъем, и тут начал накрапывать мелкий дождик.

Еще 45 минут подъема прошли на одном дыхании, гид задавал легкий ритм, при котором усталость ощущалась мало, и только по истечении этого времени хотелось уже отдыха. Отдыхали на склоне, не дойдя до ровного места.

Дальнейший подъем был подобен усложненному уровню: и сил уже было меньше, и погода совсем испортилась – дождь и холод. Мы начали одеваться в непромокаемое, накинули плащи. Далее дождь перешел в град, и тут уже я стала вспоминать: каковы были мои мотивы, когда я захотела совершить восхождение на Казбек? Зачем мне нужны были все эти трудности?

Но это было лишь временной слабинкой, и ничто не заставило бы меня даже в этот миг вернуться в комфорт – хотелось остроты ощущений и проверки на твердость воли.

Несмотря на все трудности и препятствия в виде плохой погоды и скользкой дороги в конце концов мы оказались на перевале Саберце, на высоте 2900 м. Я была так рада, к тому же дождь перестал лить и выглянуло солнце. Я еле вытерпела, чтобы не улечься спать тут же, в два часа дня, потому что истратила все силы на этот переход. Мы начали перекусывать и согрели чай. Несмотря на солнце, было холодно, я натянула все теплое, гуляла и любовалась Казбеком, который отсюда виднелся во всей красе и величии.

День третий

Сегодня, девятого сентября, нам предстоял переход до метеостанции. Погода на удивление была идеальная, мы быстро позавтракали, собрались и отправились. Снова удачный ритм благоприятствовал продвижению, и мы быстро дошли до ледника. Здесь начались мои восторги: эти стекающие по леднику ручейки – вода, которая проснулась спустя много лет! И, проснувшись, встретилась с моими альпинистскими ботинками в тот миг, когда я впервые в жизни пришла в эти горы, чтобы встряхнуть рутину своей жизни. А вокруг такие горы, что начинаешь верить древним поверьям, согласно которым в горах живут духи. Удивительные цветы, сильные и выносливые, растут прямо в скалах и дарят миру свою красоту несмотря на холод и каменистую почву.

На леднике мы отдохнули немного, затем двинулись дальше и вскоре уже вышли на крутую сыпучую тропу, ведущую к метеостанции на высоту 3500 м. Я так устала в этот раз, что под конец пути теряла мотивацию и резкость, смотрела только на ноги впереди идущего, копируя его шаги. Придя, я тут же постелила карематы в разложенную мужчинами палатку и валялась, укрывшись спальниками, пока они кипятили чай и готовили суп.

Спустя два часа отдыха, лишь снег немного поутих, хоть и не перестал совсем, гид организовал акклиматизационную прогулку к церкви, сделанной из вагончика подвесной дороги, на высоту 3800 м. Малюсенькое помещение, внутри картонные иконы и есть свечи, на крыше крест. Ветер порывистый, металлическая дверь открывалась с усилием – ветер не пускал.

Как только вернулись к лагерю, начало мести сильнее, и мы отправились в здание метеостанции. Из-за непогоды свободных мест для ночевки под крышей уже не было, поэтому нам оставалось ночевать в палатках. Для нас освободили местечко за столом – ведь мы еще не грелись и не перекусывали тут, и мы, счастливые, три раза кипятили чай и грелись – здесь было тепло оттого, что все включали горелки и готовили.

В девять вечера все-таки вышли в ночь. Темнота и метель были застигнуты фонарями, сквозь них мы пробрались к своей «берлоге» – в которую превратилась палатка – и до самого сна вели вечерние горные беседы (меня пугали историями про Черного Альпиниста) и слушали музыку.

День четвертый

Ночью десятого сентября началась снежная буря, ветер сотрясал палатку и шатал дуги, он казался мне живым духом, потешающимся над нашим хлипким укрытием. Утром было сложно выбраться наружу – нас замело снегом, вокруг были сугробы. Мужчины быстро расчистили палатку от снега.

Люд на кухне метеостанции в тесноте, да не в обиде эксплуатировал горелки, получая свою порцию чая, тепла и крыши над головой.

Днем буря немного успокоилась, и гид организовал акклиматизационный выход – восхождение на Казбек было невозможным в ближайшие два дня по этой погоде. На высоте 3800 м гид нас развернул, хоть мы, без рюкзаков и отдохнувшие, еще не успели устать – однако снежная крошка уже колола лицо, буря крепчала, дальнейший подъем становился довольно опасным.

Готовили на метеостанции макароны с зажаркой на сале, а пока обедали, буря рассвирепела, разошлась по полной программе. В три часа дня я решила поваляться в палатке и почитать, а спустя пару минут стало ясно, что выйти теперь будет сложно. Палатка танцевала, шаталась, и к девяти вечера мы уже посчитали необходимым держать дуги во избежание их потери.

Очень хотелось горячего чаю – ведь я еще не покидала палатку с тех пор, как пошла читать. Поэтому мы решили пробраться до метеостанции, перекусить и выпить чаю.

Вернувшись в палатку, мы поняли, что буря не унимается, снег продолжает наметать. Мы надели на себя все теплое, застегнулись в спальниках и проспали в своих теплых «берлогах» до утра, ничуть не замерзнув.

День пятый

В ночь с этого дня, одиннадцатого сентября, на двенадцатое гид назначил восхождение на Казбек, поскольку прогноз был достаточно хороший.

На маленькой кухне метеостанции постоянно находится народ и согревает пространство горелками и веселыми разговорами.

После завтрака – о чудо! – выглянуло солнце и перестала метель! И все же стопроцентного благоприятного прогноза, гарантирующего успех восхождения, на последующие дни не было, поэтому решено было выходить на Казбек сегодня же, в два ночи.

Около пяти вечера гид дал команду всем спать до подъема в час ночи, набираться сил. Но спать у меня не получилось, от стараний уснуть я вся измучилась, к тому же немного мучили судороги – одно из проявлений горняшки, и это был мой единственный симптом на высоте, голова не болела, дышала почти нормально, хотя было чувство, что воздуха, как ни вдыхай, маловато. Заснула уже около двенадцати ночи, а через час был подъем на восхождение на Казбек.

День шестой

Двенадцатое сентября, час ночи. Спали мы одетыми для восхождения, оставалось обуться, взять приготовленные заранее рюкзаки и трекинговые палки. Сонная, я вышла в ночь… и онемела! Смело могу утверждать, что никогда в своей жизни не видала такой красоты и не испытывала такой остроты жизни, как здесь, где после бури расчистилось все небо и открыло для любования все отмытые снегом звезды, огромный звездный простор, вечернее платье мира, расшитое драгоценностями. Налобный фонарь снова подсветил огни палаток, и они очертили призрачный ночной лагерь у подножия гор. В ночи все это воспринималось как-то по-особому, словно включались те части восприятия, которые никогда задействованы не были, и эти новые ощущения придавали всему какой-то полноценности и завершенности.

Внутри станции за полночь кипела своя жизнь. Сейчас здесь было иначе, чем днем, светло, празднично, спокойно, на столах были сладкие углеводы – мед, сахар к чаю, лаваши, шоколад и всякая всячина, призванная подарить максимум сил и уверенности перед тяжелым подъемом, восхождением на Казбек. Мы позавтракали овсянкой, бутербродами с сыром и в полтретьего выдвинулись.

Под размеренный шаг, свет налобных фонарей и потеплевший ветер мысли текли легко и ясно, всему находился понятный смысл и резон, все казалось простым, добрым и значимым. Простая задача – не сбиваться с ритма, ступать след в след, дышать спокойно и размеренно, и начало дороги казалось на удивление простым и приятным, несмотря на то что накануне я не спала. Мне казалось, что могу идти вот так до бесконечности, и не надо разговоров, только идти к цели и выключить хоть на время внутреннюю болтовню.

Скоро мне стало так жарко, что я сняла пуховку, оставшись в ветровке, – хоть и не хотелось останавливаться ни на миг, но и мучиться, обливаясь потом, тоже было неразумно. Впереди и чуть выше обозначилась змейка огней, и я не сразу сообразила, что это вышедшая на час раньше нас группа.

Полтора часа прошли на одном дыхании, словно космический полет среди звезд. Мне не хотелось ни пить, ни есть, ни останавливаться, а только идти и вбирать в себя этот новый мир. Как только кто-то останавливался, чтобы надеть варежки или глотнуть воды, я жадно охватывала взглядом этот волшебный кусочек земли, где живут сильные духи гор.

Перед ледником была остановка – здесь мы объединились веревкой, надели кошки, потому что впереди ждали скрытые под снегом трещины. Стало очень холодно, мы оделись максимально тепло. Пока стояли, стал ощутим холод. Через пару часов остановились, выпили чаю и тут же снова тронулись – надолго останавливаться холод не позволял.

Скоро я осознала, что снег из темно-синего становится розовато-медовым, и обернулась. Горы, которые ранее едва угадывались темным индиго, теперь очертило густое желтое сияние, представляя миру такую захватывающую дух красоту, что я задохнулась от восторга: волшебный горный рассвет! И тут же через какие-то пару минут из-за горы вынырнуло еще сонное, темно-оранжевое солнце, подсвечивая каждый изгиб горного мира, каждый рельеф, придавая всему оттенки и акценты, являя истину о том, как прекрасен мир.

Я, захлебываясь от впечатлений, призвала всех обернуться и увидеть это, потому что это так важно! Из таких моментов, сохраненных в сердце, строится самая влиятельная наша сила, наделяющая нас способностью менять все к лучшему, идти вслед за приключениями, встряхивать рутину ради прекрасных мгновений. И здесь была пауза для чуда, и все пытались спрятать миг в фотокамеры и телефоны. Я понимала, за чем шла: за этими фонарями в ночи, за этим рассветом, за ветром в лицо, за осознанием своей силы, способной вести до самой цели.

Эйфория постепенно перешла в усталость после нескольких часов монотонного движения без остановок сквозь ветер и сугробы. В голове только задачи: следить, чтобы веревка не провисала, ступать по следам впереди идущего, правильно ставить палки, а дальше – ледоруб, все идти и идти, не досадуя и выдерживая ритм. Становишься одной сплошной концентрацией на цели пути, ничего не видя, кроме белого цвета под ногами, ничего не желая, кроме достижения вершины.

Наконец, спустя пять часов продвижения по снегу вверх, мы видим манящую цель – вершину Казбека – и понимаем, что идущие впереди группы встали в ожидании, кто же первый захочет тропит вверх по целине. А до вершины еще метров 700 крутого подъема, и наш гид ведет группу, не дожидаясь, пока найдется другой первопроходец. Для меня это был самый трудный участок, потому что усталость уже ясно дала о себе знать, азарт притупился, я шла из последних сил, но, словно заведенная, останавливаться не хотела. Так, очень медленно и спокойно, мы двигались к вершине Казбека, и почти у самой вершины солнце вышло из-за прячущей его горы, расправило свои лучи, словно крылья, и уверенно осветило весь окружающий ландшафт, усталые лица, облака.

Последние шаги мы делали под аккомпанемент порывистого ветра. Осознание победы было важнее всего на свете, а тот вид, что здесь открывался, был волшебным сном, и мне трудно было поверить в реальность моих ощущений, правдивость моих глаз, ведь мы были словно боги над горами и облаками, выше всего высокого, и красота мира была у наших ног. Я закричала «Победа!», а двое пришедших на пару минут раньше нас парней поздравили нас с горой. Тут мы стали фотографироваться и фотографировать, пока пальцы еще хоть как-то гнулись, а я складывала в глубины своей души все эти впечатления, чтобы они были моим огнем и не давали забывать о том, что я способна побеждать, даже без сна и подготовки, даже когда очень трудно, одним усилием воли.

Долго стоять на вершине не было возможности, если мы не хотели превратиться в ледяные памятники самим себе, и мы начали спуск. Восприятие уже притуплено усталостью, ноги заплетаются, и я часто валяюсь в снегу. Но спускаться мне показалось легче, чем подниматься, и погода совсем наладилась. Чем ниже, тем становилось теплее, но меня догнала горняшка – начала болеть голова и поташнивало. За весь путь мне ни разу не хотелось есть, да и чаю я едва глотнула, а на спуске захотелось пить, и я утоляла жажду из взятой с собой баклажки с ледниковой водой. Прошли трещины, отвязались от веревки, и мне сразу стало легче идти – так надоело соблюдать натяжение и ждать замешкавшихся! Здесь снег совсем растаял, стали раздеваться. Чем ниже, тем больше раздевались, и я уже осталась в леггинсах и термокофте. Стало ясно, что следующим за нами восходителям достанется прекрасная погода для восхождения на Казбек, но я была рада, что мне выпали испытания, буря, все эти потрясающие виды, неистовое настроение природы. Я испытала себя, чего мне и хотелось.

Наконец я увидела метеостанцию, какое счастье! Упасть и уснуть, больше не было никаких желаний! Гид предложил выпить лекарство, чтобы облегчить состояние, но я легла спать, а проснувшись, поняла, что головная боль прошла, так что горняшка не слишком докучала мне. Только к вечеру у меня начал просыпаться аппетит, и я поела. Мы победили, и это все, что имело для меня значение этим вечером. Спасибо, Алексей Мацак, что привел нас на вершину гордого Казбека!

Рада Б.