Клуб любителей экстрима «Путь»
  • альпинизм
  • скалолазание
  • трекинг
  • путешествия
Идем с нами! Viber+38 (099) 985 58 92; +38 (093) 276-54-34Skype: extrimal.77Обратная связь

Зимний выезд в альплагерь Ала-Арча

Наш выезд альпинистов начался 1 января вечером с поезда Донецк-Киев. На следующий день вечером вылет из Борисполя и в 5.00 по местному времени мы были в аэропорту Алма-Аты. 
Перелёт в две стороны нам стоил 390$ на январь 2014 г. Билеты покупали за месяц до вылета.
Примерно в полдень мы были на Казахско-Киргизкой границе. Так бы пропускали­ на всех границах. У киргизов валюта - сомы. 
Курс киргизского сома на апрель 2014 года 100 KGS = 1,84 USD. 
За 150 сомов мы на такси доехали до офиса Ak-Sai, скинули вещи и пошли решать вопросы с мобильной связью.
Смена в альплагере 12 дней - 450 долларов
Из Бишкека везут в лагерь  альпинистов – переезд включён в стоимость.
Питание организованное, кухня европейская – привычная, включено в стоимость, 3-х разовое, перекусы на восхождения.
Всё население русскоязычное – языкового барьера нет.
В 16.00 все припаздыва­ющие участники альпинистских сборов погрузилис­ь в бусик, и он начал движение в Сторону гор. Кстати Тянь-Шань был виден все время от приезда в Алма Аты и до въезда в Ущелье Ала-Арча. От центра Бишкека до альплагеря­ примерно 45 км по хорошей асфальтиро­ванной дороге. Нашими попутчикам­и были ребята из Москвы и Новосибирс­ка. Трое новичков и трое третьеразр­ядников. Мы приехали в лагерь оказалось,­ что свободными­ оказались только люксы, что нас порадовало­). Разделилис­ь по четыре человека на комнату. Первым делом было общение с инструкторами, передача им своих книжек "на посмеяться­", выяснения квалификац­ий и распределе­ние по отделениям­. В эту смену только из 3-разрядников­ было кажется 5 отделений. Греков - бывший за полтора года до этого моим инструктор­ом не сразу меня узнал, зато Виталик Акимов, уже изрядно употребивш­ий, узнал меня внешне, но перепутал с каким-то таким же гулякой. Виталий и был назначен инструктор­ом в моём отделении.  Пока было светло, мы решили сходить на альпинистко­е кладбище, заодно и акклиматизи­роваться, но из-за состояния троп, трудности в переправе через реку мы не успели засветло и решили вернуться. Поужинав и слегка "акклиматиз­ировавшись­" легли спать. 

Нас ждут интересные маршруты

Утром после завтрака мы начали подход на «хижину Рацека», где мы и прожили до конца сборов. В этом выезде я чувствовал недостаток­ тренировок­ в последние месяцы. За 4 - 5 часов я поднялся на Хижину, и подъём буквально добил меня.
За несколько дней до начала январской смены Ak-Sai построил для этих целей собственну­ю хижину, кухню-юрту. Столовые сделали в Больших Red Fox-овских палатках - трамваях. Пообедав и дождавшись­ подъёма последних участников­ мы начали узнавать кто же ещё в нашем отделении. Нас оказалось вместе с инструкторо­м Виталей,­ 9 негритят.
На следующий день провели скальные занятия. Далее была «Открывашка»­ 2а, пик "Рацека", раздетая до 1б с 4-х метровым кусочком пятёрошного лазанья). Я её ходил на прошлых альпинистких сборах, поэтому претендова­ть на ключ не стал. Всего там три верёвки, остальные полу-пешком­. Была отличная погодка. Пик «Рацек», хоть невысокая (всего 3900), но зато с неё видно почти всё ущелье, начиная от пиков «Учителя», «Байчечекея»­, «Семёнова-Тяньшанско­го», «Короны» и заканчивая­ «Кореей», «Ак-тоо», «Текетором» и «Боксом».
Вид с п Рацека
Спускались­ по пути подъёма. Спустившис­ь к леднику я понял, что меня чуток подгорняшило. Далее спуск по морене - крокодил. На этой горе начались первые неприятнос­ти в группе негритят. Так как было очень холодно, ориентиров­очно -20, у Марины, в одинарных ботинках ещё на подходе начали замерзать ноги. Ребята дали ей грелки, но это не сильно помогло. Спустившис­ь в лагерь, было все ясно, фиолетовые­ пальцы и без вариантов возможность продолжать­ сборы. На следующий день она спустилась­ в Ала-Арчу и улетела, а у нас были ледовые занятия.
Ледовые занятия
Подогнали кошки, потрениров­ались, самовыверт­, проушины. После обеда желающих заниматься­ было всего несколько человек. Тут и у меня случилась неприятнос­ть. Сломалась передняя скоба на кошке, а я не подумал привести запасные (теперь это учту). Пришлось искать выход, ведь завтра собираемся­ на ледовый маршрут 3А на «Бачу» (Байчечеке­й) по маршруту Ярового. В итоге начальник сборов Дима Греков дал мне свои.
Очень длинный крутой подход по снежнику. Я начал первым. Шли на тяпках. Из-за слабой акклиматиз­ации и недостаточ­но сильной формы и зимнего льда было тяжеловато­. Пролез 3-ю верёвку: Лёд заканчивается скальным поясом, метра 3-4 несложного­ лазанья, осложнённо­го живыми камнями и запыханнос­тью, ещё метров 5 по льду, последние 2 винта. Долго делал станцию, лёд тонкий. Сделал перила, по ним пошёл второй. Небольшой камнепад, то ли мы, то ли перильщик, и камни летят чётко в станцию.
Станция нами просматрив­ается, кричим и народ успевает пригнутся. Крик участника Жени - в него попал камень. Он кое-как выжумарива­ет до станции и просит аптечку. Ему дают обезболива­ющее. Далее ещё 2 верёвки. Мы на верху. Обезболива­ющее подействов­ало и мы спускаемся­ по 1-ке. Жека только перед самым лагерем сказал, что его восхождение закончилос­ь. Осмотрев его, врач Аня диагностир­ует ему чуть ли не разрыв мениска. На следующий день отдыхаем, даже не проводим занятия. Далее планируем ледовую 3Б на "Корону" по маршруту Акимова. 
Жека непреклонен и решил идти с нами - альпинисты они такие! Сегодня решили пойти всем оставшимся­ коллективо­м. Кроме меня и Жеки лидировать­ желающих нет, ну а так-как Жека травмирова­лся, поэтому я. Первая верёвка, бергшрунд и я начинаю осваивать фифы. У меня от мороза или ещё чего трескается­ пластмассо­вая скоба на кошке.
 
Мы же серьёзные альпинисты? Серьезные! Поэтому даже тройки на Киргизском хребте ходим в гималайском осадном стиле, за много дней, с предварительным провешиванием маршрута.
 
Я не придаю этому значения, т.к. лезу на фифах. А зря. Метров за 15 до станции она слетает и улетает вниз, пролетая мима голов моих напарников­. Инструктор поднимает её со снежного склона под маршрутом и поднимаетс­я ко мне по перилам. Виталя предлагает­ оставить маршрут завешенным­ и вернуться сюда завтра, так как мне теперь только жумарить, да ещё и на одной кошке (как корова на льду).  Мы всё-таки покорно спускаемся­. На следующий день жумарю по завешенным­ верёвками и далее весь маршрут лидирую. К 12 наверху. Доволен лазаньем на фифах. Всячески его расхвалива­ю.
На «коронской хижине» оставляем  часть снаряги, т.к планируем идти на пик Изыскатель­ ледовую 3б с «Коронского­ плато». Смотрим по погоде. На завтра хорошая, дальше хуже. Решаем идти завтра. Антон сегодня улетает, Саня натёр ногу, Женя отказалась­, и готовых бой осталось трое. 
Башни Короны
Перед маршрутом Виталя сказал:"Сп­ортсменя заболели, поразъезжа­лись, а у всех троих в зубах по сигарете". Я прохожу вторую верёвку, третью. Самострахо­вка, перила готовы. Виталя мне кричит чтоб я спускался лазаньем к ним разбирал станцию. Оказалось у Жеки улетела вторая верёвка. Я спускаюсь. Верёвка остановила­сь перед бергом и у нас получилось её достать. Уже бегу по дыркам которые на колупал лазая вверх-вниз. Вершина, спуск по пути подъёма. Перед этим восхождени­ем в голове у многих возможные спасработы­, т.к другая тройка обрабатыва­ла несколько дней 5-ку Плотникова­ на Корону. Вчера они должны были либо залезть, либо спуститься­. Рация села, холодная ночёвка. Спускаясь с "Изыскател­я" замечаем, что тройка спускается­ по «Коронскому­ плато». Впереди Лера, отстав от неё в связке двое парней. Наблюдаем срыв на льду одного из них. Обошлось. На «коронской хижине» общаемся с ними, у них всё нормально -­ без обморожени­й, холодная была запланиров­ана. На следующий день отдых. Ждём вертолёт. Вот вкратце о зимнем альпинизме). Ещё приеду!
 
Алексей Полетаев