Клуб любителей экстрима «Путь»
  • альпинизм
  • скалолазание
  • трекинг
  • путешествия
Идем с нами! Viber+38 (099) 985 58 92; Skype: extrimal.77Обратная связь

Соло на «двойку Б»

На фото Юрий проходит маршрут на Парагельмене, 2Б по правому контрфорсу, который впоследствии пройдёт соло...

Без пяти три. Ну, с богом. Надеваю снаряжение и стартую. Маршрут знаком, пройден совсем недавно. Не зря именно он был выбран для соло-восхождения. Месяц назад я прошёл его в связке лидером без срывов и затруднений. Хотя в каминах и щелях пришлось поизворачиваться. Потом каждая щель вспоминалась отдельно, даже конкретная зацепка, за которую держался, выступ, с которого соскальзывала ушибленная нога, все шлямбуры и крючья – старые, шатающиеся, жуткие. Да и закладываться на этом маршруте особенно негде.  Скала рыхлая, сыпучая, много раскрытых трещин, за которые удобно ухватиться рукой, но совершенно невозможно зафиксировать закладку. И даже в таких условиях восхождение в двойке и соло – вещи несопоставимые.

Скала пустынна – ни на одном маршруте нет восходителей. Это подлинное соло. Первые метры ничем не отличаются от традиционного восхождения, разве что на поясе нет нескольких килограммов бодро звенящего железа да не надо тянуть за собой верёвку.

Приходится думать над каждым движением, каждым шагом. Прежде чем сделать перехват, определяю, куда поставить ноги. Обе. На них – основная нагрузка. Если ноги не будут стоять уверенно, руки быстро устанут, и восхождение превратится в пытку. А если нога соскользнёт, срыв будет единственным и последним.

Подхожу к первой станции. Ещё не осознаю в полной мере, что такое соло. Идётся, вернее, лезется, легко, высота пока небольшая и реальной опасностью не пахнет. На станциях решаю отдыхать, чтобы сохранить силы на весь маршрут. Становлюсь на самостраховку в знакомый шлямбур, смотрю на часы. На первый участок ушло двадцать минут. Сверяю маршрут по схеме и смотрю вниз, по сторонам. Красиво. Крым зелёный, море голубое в дымке. По небу с утра ходят тучи, прячут солнце, которое в нижней части маршрута и без того не докучает.

Адреналин еще не дает о себе знать. Только легкая эйфория будоражит мозг, как всегда, когда приезжаешь в Крым и выходишь на маршрут. Но долго задерживаться нельзя да и незачем. Пока не жарко, есть силы и не утрачено присутствие духа, надо продолжать.

Следующий участок – почти отвесный. Не отстёгиваясь выхожу на полную длину стропы, чтобы прощупать старт. В паре метров над собой вижу крюк. Можно будет подстраховаться за него – осторожность не помешает. В дальнейшем подобная тактика поможет безопасно и сравнительно спокойно проходить сложные участки.

Выход со станции не трудный, трещина изобилует активными зацепками, хоть и чувствуется вертикаль. Играю нервами – смотрю вниз. Позже на это не будет ни времени, ни сил, ни особого желания.

Где-то там, подо мной, метрах в семидесяти подножие скалы: россыпь камней, редкие кустарники, переходящие в густые заросли, а затем в лес, лавандовое поле с уже высохшими цветами. А ещё месяц назад мы собирали на нем ароматные букеты.

Жарко. Хоть солнце не жжёт, одежда уже мокрая. Хорошо, что накануне коротко подстригся. Магнезия оказывается совершенно бесполезной, только мешает на боку. Я так и не сниму её до конца восхождения. Сзади непривычно неприятно оттягивает рюкзак. Он практически пустой: кеды да бутылка с водой, которая хлюпает и отвлекает. Все равно навеска, не типичная для лидирующего в связке (а последнее время я почти всегда ходил первым), нервирует.

Все ощущения обостряются до предела. Прощупывается каждый выступ, каждая выемка. Особенно тщательно проверяю отколы: нет ли «живых», иначе – верная смерть. Даже порыв ветра вносит свои поправки. Ведь в случае срыва держать меня будет некому.

Вщёлкиваю самостраховку в крюк и сразу продвигаюсь вверх насколько позволяет длина стропы. Снова никаких затруднений. Приспускаюсь, чтобы отстегнуться, и продолжаю восхождение. Впереди меня ждут щели и камины. На фотографии этот участок не просматривается, потому что прикрыт гребнем. Середина маршрута почти вертикальная. Здесь-то я и взбодрюсь. Крючья попадаются чаще: старые, ржавые, гнутые, некоторые подозрительно шатаются. Игнорировать их было бы самонадеянно. Выбираю самые надёжные. В первой щели понимаю, что жить мне ещё хочется. С рюкзаком лезть чертовски неудобно. Ещё предыдущий раз в связке я с трудом протискивался тут с железом и совершенно не представлял, как Оля проходила с рюкзаком. Но ведь как-то проходила. И я должен. Правда, ей было легче, утешаю сам себя. С верхней страховкой, надёжно, безопасно. Можно было вовсе не переживать. А мне, если сорвусь, даже некому крикнуть: «Закрепи!»

Стараюсь недостаток превратить в достоинство и прижимаюсь рюкзаком к стене камина как дополнительной точкой опоры. Можно на короткий миг разгрузить ногу или руку и спокойно обдумать следующий шаг. Мозг работает активнее мышц, мысли проносятся подобно птицам, что гнездятся на скале – не то соколы, не то ястребы, со звонким клекотом они разрезают воздух надо мной, а на уступах местами встречаются птичьи перья.

Я люблю эту скалу, я люблю этот мир, я люблю всех, кого знаю! Но я сейчас сорвусь. Ноги уже скользят, хоть я и стараюсь не ставить их на трение. Руки тоже долго не выдержат, тем более что под правую зацепка покатая и скользкая. Стою враскорячку и смотрю вниз. Стоит ли кричать, если полечу? Вряд ли. Вряд ли кто услышит и точно никто не поможет. Лететь молча, стиснув зубы и зажмурив глаза. Знал, на что шёл. В случае срыва меня скорее всего откинет от стены, до земли лететь долго, а внизу деревья. Убьюсь почти наверняка. Уж лучше убиться, чем покалечиться. Была мысль не брать с собой телефон, чтобы не возник соблазн вызвать спасателей. В итоге взял из-за часов, и еще аптечку. Хоть в ней и нет ничего, кроме бинта и ваты, все равно можно будет по крайней мере шину наложить. Жутко.

Но я ведь проходил тут недавно. Чисто, без срывов. Значит, проблема сугубо психологическая. Надо представить, что я снова иду первым в связке, только права на ошибку у меня нет. Немного приспускаюсь, не дыша. Меняю положение ног. Теперь совсем другое дело. Срыв отменяется.

Крюк уже можно достать рукой, но длины стропы не хватает, чтобы пристегнуться. Досадно, потому что моё положение на стене по-прежнему неустойчивое. Глупо гибнуть, когда уже столько пройдено. Впереди станция перед последним камином, а дальше уже ничего сложного. Прибегаю к неспортивному приему: хватаюсь за крюк и подтягиваюсь, затаив дыхание, потому что ноги на какое-то мгновение повисают в воздухе. Кое-как уперев ноги, лихорадочно нащупываю зацепку под левую руку. Карабин самостраховки уже в зубах. Вниз смотреть некогда, полностью сконцентрирован на поиске опоры. Хватаюсь левой рукой – зацепка не самая удобная, но вполне достаточная, чтобы не сорваться. Теперь надо встать на ногах, чтобы дотянуться карабином до крюка. Ноги дрожат, вот-вот поедут. Снова приседаю. Нервы на пределе.  Надо менять положение ног, разворачивать корпус влево. Более удобных зацепок под ноги нет. Придется довериться этим, быстро встать и одним движением пристегнуться. Была – не была. Вдыхаю со свистом через зажатый в зубах карабин, быстро, но плавно встаю и буквально вбиваю карабин в отверстие крюка. Ноги дрожат, но держат. Левая рука на месте. Правая нащупала знакомый кармашек наверху валуна. Опять всего лишь испугался. Надо взять себя в руки, научиться контролировать эмоции. Теперь добраться до вершины – вопрос престижа.

Снова выхожу вверх на длину стропы, хорошо закрепляюсь на стене, но до крюка не достаю, чтобы отстегнуться. Придется рисковать. Кое-как повисаю, отстегиваю самостраховку и, затаив дыхание, встаю. Потом и не вспомнил, как пристегнул карабин к системе. На станции сел отдышаться. На часы не смотрел, знал, что лезу уже больше часа. Глотнул воды, сплюнул страх, поблагодарил судьбу за благосклонность и приготовился к последнему рывку: камин, узкий заваленный, скользкий, за ним траверс метра три вдоль выступающего валуна, ещё одна небольшая щель и выход на само ребро. Солнце сверкнуло прямо в глаза, где-то в стороне закричала хищная птица. Внизу море зелени переходило в море воды, голубое и бескрайнее.

Я помню этот камин, он и в прошлый раз не вызвал у меня доверия. Попробую обойти справа. Удлиняю самотраховку петлей – пригодилась-таки, не зря тащил на себе весь маршрут, выхожу вправо и прикидываю расклад. Там щель положе и не такая страшная. Но пробит почему-то именно камин! После более пристального осмотра щель отпала окончательно: стенки скользкие, зацепки покатые. Зачем искать на «двойке» «пятерку», тем более если идёшь соло?

Выбора нет. Вкручиваюсь в камин, распираюсь ногами. Правую приходится подтягивать рукой до удобной полочки. Ноги снова стоят враскорячку, левая скорее на трении в едва уловимой выемке в стене. Вся надежда на руки. До крюка еще даже не достаю, но теперь самостраховка на целый  метр длиннее. Скользя ногами по стенам камина, упираясь в низ каской и рюкзаком, перебираю по щели руками, хватаюсь за каменные пробки, заклиненные в расщелине, и молю бога, чтобы не было «живых» камней. В крюк снова вщелкнулся на одном дыхании и сразу пошёл выше. Там и зацепки, и каменные пробки в камине оказались более удобными, а положение скрученной улитки перестало смущать. Сложившись пополам, отстегиваюсь от крюка и в два-три перехвата выхожу на полочку.

Знакомый валун. Его надо обойти, сделав два широких шага на равновесии. Ничего сложного, но страшно. Подо мной отвесный кулуар, двести метров пустого пространства. За валун ухватиться негде – ни одной подходящей трещины, ни одного активного откола. Опять убеждаю себя: я уже здесь ходил, так же позорно застрял и обещал себе не повторять эту ошибку в будущем. Надо не малодушничать, а просто шагнуть, максимально прижав корпус к валуну. Судорожно вдыхаю и делаю шаг. Стою. Сорваться сейчас, когда до вершины рукой подать, на широкой полке было бы полным позором. Правда, когда подберут, вряд ли поймут, откуда именно улетел. Все равно перед самим собой будет стыдно.

Сразу шагаю ещё два раза и выхожу к перевалу на гребень. За ним небольшой спуск, удобная станция на дереве, финальный взлёт по нагромождению крупных каменных плит и практически по тропе выход на яйлу. Маршрут фактически пройден. Теперь важно не расслабиться перед финишем, не совершить досадную ошибку в двух шагах от победы.

Прихожу на станцию в 16.45. уже ясно, что к пяти часам буду на яйле. Можно отдышаться, глотнуть воды. Страх уже не обволакивает нёбо липкой слизью. Отдышавшись, подхожу к стене. Камень местами покрыт бурым лишайником, отчего напоминает выход кирпичной кладки из-под облупившейся штукатурки. Хватаюсь за отколы и уступы, уставшими руками лениво, перехват за перехватом, выхожу на последний участок. Дальше можно встать в полный рост. Тут уже точно не сорвусь. Слегка покачивает – от усталости, от напряжения.

16.55. яйла. Сажусь на камень в отупении. Сделано. Пью воду и как-то неуклюже снимаю снаряжение. Теперь буду жить. Выходит, я кому-то ещё нужен. Соло на «тройку А» отменяется. Пока.

Юрий Незвиский


Фото

На вершине Парагельмена